На момент трагедии Евгений прослужил в армии чуть больше двух месяцев
На момент трагедии Евгений прослужил в армии чуть больше двух месяцев

За несколько дней в Белогорске Елена побывала в военной прокуратуре и части, где лично осмотрела место происшествия и пообщалась с сослуживцами сына.

— Когда Женю нашли, они написали моей дочери: «Добивайтесь правды. Это не Женя», — рассказала мать солдата. — Но сейчас эти ребята отказываются от своих слов. Все говорят, что это было их мнение. Но я уверена, что просто так он сам не мог выстрелить — что-то определённо произошло. Очень много вопросов есть. В части нет видеонаблюдения. Женю обнаружили на бесхозной территории. Но к нашему приезду там всё затёрли до такой степени, будто вылизали. По пути на чердак, где Женю нашли, даже на втором этаже всё вычищено было. Ощущение, что в части заметают следы.

По словам Терентьевой, военная прокуратура «ведёт к тому, что Евгений выстрелил сам».

— На дочь в военной прокуратуре пытались психологически давить, — поделилась Елена Терентьева. — Говорили: «А если мы напишем, что это был суицид?» Я уже никому там не верю. Следователи выстраивают версию о доведении до самоубийства. Мне показали найденную у сына в кармане записку. Почерк и похож, и не похож. Всё равно есть сомнения. Женя в одном слове по три ошибки делает, а тут удивительно грамотно записка составлена. Сейчас её направили на почерковедческую экспертизу.

Женщине всё же удалось пообщаться с теми, кто видел Евгения перед происшествием. Они рассказали, что парень внешне не был чем-либо расстроен и не подавал вида, что у него могли быть какие-то проблемы.

— Один из сослуживцев общался с Женей утром. Говорит, он был на позитиве, в приподнятом настроении, и ничего не предвещало беды, — рассказывает Елена Терентьева. — Нам самим очень сложно во всём этом разобраться. Но я для себя чётко решила: выяснить всё, во что бы мне это ни стало. Сейчас мы оформляем нотариально заверенную доверенность, чтобы наши интересы смог представлять правозащитник Алексей Ковалёв из Челябинска. Он сможет дистанционно запрашивать необходимые документы по этому делу.

Евгений Кувайцев находится в коме с 26 января, когда его нашли на чердаке заброшенного здания на территории воинской части с огнестрельным ранением головы. Врачи по-прежнему не дают никаких прогнозов по его будущему. Но сегодня его отключили от одного из аппаратов — почки молодого человека заработали самостоятельно. А вот работу других жизненно важных органов пока приходится искусственно поддерживать. Лечащий Евгения военный хирург сообщил его родным, что транспортировать парня нельзя, так как у него «отключен мозг».

— В госпитале за Женей хороший уход, — сообщает мама солдата. — Они же его спасли! Сами сейчас молятся, чтобы он выкарабкался. Из Хабаровска врачи прилетают.

В день трагедии южноуральский срочник, призванный в армию 7 ноября, должен был заступать в караул. Тогда в части проводились антитеррористические учения. Личному составу выдали штатное огнестрельное оружие без боеприпасов. Около 10 часов утра командующие заметили, что Евгений пропал. Его обнаружили на последнем этаже заброшенного здания с простреленной головой.

В кармане парня была записка: «Привет, моя любимая мама! Мама, я устал от этой жизни, не могу больше жить. Прости меня за этот ужасный поступок, моя к тебе просьба! Когда тебе выплатят за меня деньги, то я очень сильно прошу тебя съездить в Сочи и отдохнуть за нас».

По факту случившегося 30 января военный следственный отдел СК по Белогорскому гарнизону возбудил уголовное дел по части 3 статьи 30, части 1 статьи 110 УК (покушение на доведение до самоубийства).

Следователи выяснили, что на ящике с боеприпасами, который должен был охранять Евгений, сорвана печать. Внутри не хватало четырёх патронов. Три стреляные гильзы найдены на месте происшествия, один патрон — в магазине автомата потерпевшего.

Это уже второе ЧП с южноуральскими срочниками с начала года. 5 января солдата из Магнитогорска Рустама Авазова нашли мёртвым в казарменной душевой военной части №88503, базирующейся в поселке Сокол Пермского края. По словам близких, юноше нравилась служба в армии, он планировал подписать контракт на три года. Позже родственники Рустама рассказали, что у него был конфликт с одним из сослуживцев на национальной почве. Тело солдата доставили в Челябинск, откуда увезли на независимую экспертизу по требованию родственников. Она показала наличие гематом

После этого случая губернатор Челябинской области Борис Дубровский попросил министра обороны Сергея Шойгу взять на контроль ситуацию в части №88503 пермского посёлка Сокол. Там с 2013 по 2018 год погибли трое призывников из Челябинской области (2013 год — Игорь Филичев из Златоуста, 2017 год — Максим Михайлов из Карталов и 2018 год — Рустам Авазов из Магнитогорска).