1 / 6

Начиная раскопки, специалисты сами не знали, что найдут. И организатор раскопок Гаяз Самигулов, и начальник археологического отряда, директор музея «Народы и технологии Урала» Юлия Васина говорили, что «вскрытие покажет», особых надежд нет, но всё-таки речь идет о центре Челябинска, и могут быть приятные сюрпризы. И их оказалось немало.

«Раскопки начались в августе. Раньше здесь было пустое место, сквер. Возможно, с того времени, как завод был разобран. Потому мы и не предполагали, что что-то найдем, тем более завод, – отметил Гаяз Самигулов. – В центре Челябинска есть объект культурного наследия – культурный слой XVIII-XIX веков, территория, на которой город существовал с момента основания. И то место, где мы сейчас стоим, это фактически исторический центр Челябинска. Эта территория начала застраиваться с 1740-х годов, и разумеется, проведение раскопок было предопределено, но мы не рассчитывали, что обнаружим остатки этих водочных заводов Покровских. В документах он фигурирует, но нигде не указано его местоположение, и нам не приходило в голову, что его разломали, мы думали, что он был в одном из корпусов каменных, а потом корпус перепрофилировали. Начали расчищать – обнаружилось, что фундаменты довольно большие и сооружение серьезное было. А позже пришло понимание, что мы столкнулись с чем-то масштабным и достаточно интересным. До сегодняшнего дня ни одного промышленного здания не расчищали».

1 / 6

Само предприятие описывалось как завод на четырех отделениях, на это и обратили внимание археологи с самого начала работ – раскопанное пространство напоминало четыре помещения.

«Снова посмотрели на имеющиеся документы – что бы это могло быть в усадьбе Покровских, и водочный завод подходит, – рассказал историк. – Здание на этом месте не зафиксировано фотографиями, оно было разобрано до революции. Построено в 1860-х, а разрушено в 1902 или 1903 году: в 1902-м упоминается в раскладочной ведомости – ведомости с налогов на недвижимое имущество, а в 1903-м его уже нет. Специфика тоже указывала на него – ходы печей, ковш для разливки промышленных жидкостей. Наличие подвалов под конструкцией соответствует – нужно было хранить и хлебное вино (исходное сырьё), и конечную продукцию. Этот квартал по подвалам самый богатый в Челябинске, он практически полностью пронизан системой подвалов. Усадьба Покровских имела, по сути, подземный этаж, и соседи мало уступали».

Подвалы были необходимы заводу для хранения производимых настоек и привозимой водки: «Здесь производили горькие настойки, наливки. То, что мы сейчас называем водкой, тогда называлось хлебным вином, потому винокуренный завод на Михайловском хуторе (затоплен при заполнении чаши рукотворного Шершнёвского водохранилища вместе с усадьбой Покровских. – Прим. авт.) был местом производства водки в нынешнем понимании, а из хлебного вина здесь делали горькие настойки, наливки, – сообщил Гаяз Самигулов. – Хлебное вино, торговля им и рейнскими (виноградными) винами, водочный завод – всё нужно было где-то хранить. И сподручнее бочку перекатить по подвалу, чем поднимать наверх, доставлять сюда, снова спускать вниз. А бочки были солидные, 40-ведерные».

1 / 4

Историк говорит, что в процессе раскопок бригада узнала интересные вещи, связанные с технологией строительства: достаточно посмотреть фундамент и стены подвалов, они отличаются друг от друга – в одном случае вымостка дна паркетная, ёлочкой, а в другом дно просто выложено кирпичом.

«Кому сейчас придет в голову делать трехслойную укладку пола? И подпорная стенка – восемь кирпичей положено в основании стены, – добавил Гаяз Самигулов. – Если складировали то хлебное вино, а еще ставили в два ряда бочки, то нужно было держать уровень – вес значительный же. И второе – копали на максимально возможную глубину на предмет сырости грунтовых вод, и три слоя кирпича давали вероятность того, что вода не поднимется до уровня пола. Ну а выложить ёлочкой – это уже совсем роскошь, конечно».

Участок изначально принадлежал семье Бороздиных – они были купцами, мещанами. В середине XIX века несколько дворов скупил Корнелий Покровский, он соединил дворы в один и сделал его многоцелевым. Там было очень много построек – склады водочного завода, в частности. Со стороны улицы Карла Маркса примыкал двор Мотовиловых, купленный потом Бреслиной.

По словам специалиста по истории Челябинска, места раскопок имеют значение для города: «Эта территория и этот завод связаны с важной для Челябинска семьей. Это и Владимир Иванович Покровский, и Василий Корнильевич, о котором сейчас традиционно все забывают вспоминать, он быстро ушел в тень после того, как перестал быть городским головой в 1881–1884 гг. и уехал из Челябинска. Да и Владимир Корнильевич, который создал после смерти отца общество «Братья Покровские», Иван Корнильевич – депутат Госдумы. Усадьба имела характер скорее делового центра, поскольку жили они традиционно либо у Жуковских (где будет музей истории города), либо на Михайловском хуторе».

Кроме интересных стен и пола, археологам открылись старинные бутылки и их остатки, монеты, керамика, а также медный ковш на четыре литра, который использовался для розлива патоки или иных жидкостей. Найденные бутылки были не местными, этикеток на них не было, но археологи надеются найти челябинскую.

«Помимо водочного завода Покровских, в Челябинске были склады пивоваренных компаний самых разных, в том числе Вакано (там сейчас “Гостиный двор”) – что мы сейчас знаем как “Жигули”, Веденеева, Поклевских-Козелл. Был развивающийся город, продукция пользовалась спросом, – отметил историк. – До введения винной монополии чаще всего продавали спиртное на разлив. Традиции питья дома в ту пору почти не было, очень в ограниченном масштабе. Я общался с коллекционерами, у них челябинских этикеток нет. Но общался с немногими, поэтому нельзя исключать, что этикетки где-то сохранились».

В Челябинске стойко живет городская легенда о подземном ходе от особняка Бреслиных (ныне – Камерный театр) до реки Миасс, но Гаяз Хамитович в очередной раз опроверг обнаружение части этого хода: «Вполне возможно, что есть проход, который связывает со следующим зданием – есть в одной стене заложенный проем. Но нет никакого подземного хода к реке – он нецелесообразен. Зачем к реке, которая в летнюю пору глубиной 30-40 см, вести подземный ход, где могут разъехаться две телеги? Что можно привезти такого по такой реке, что можно было бы возить вот так? Это бессмысленно. В половодье ход бы заливало, а когда вода спадает, ничего не провезешь, потому что самая простенькая лодочка сядет на мель».

Если Гаяз Самигулов руководил раскопками и занимался поиском архивных материалов, то начальник археологического отряда Юлия Васина постоянно находилась на месте работ и стала непосредственным участником обнаружения нескольких удивительных предметов. 

На месте раскопок к 2020 году запланировано возведение трехэтажной гостиницы.

«В одном из раскопов нашли склад монет не старше 1750 года, много керамики, и очень интересно было сделано – это не сруб в обычном понимании, а бревна положены были на бревна, меж ними был зазоры, но не было необходимости жестко их укрепить – глина хорошая, просто укрепили стенки, чтоб не опадали, – отметила археолог. – Монеты были очень мелкие – деньга, полушка. Но была и очень редкая монета – 1800 года, Павла I. Есть еще кладка – заложенный вход, за ним могут быть ступени наверх, в ближайшие дни мы это выясним. На территории много коммуникаций, которые разрушили объект. Пол очень ровный и сделан на глиняной подушке, основание стен укреплено восемью рядами кирпичей. Помимо бутылок и монет были обнаружены также фаянсовые конфетные формы для производства шоколада. Скорее всего, домашнее производство – разливали шоколад и делали конфеты. Но вряд ли с ликером. (Смеется.) Были еще материалы XVIII века, но они в большей степени уже на выставке «Забытый город» в краеведческом музее».

Что будет с найденными подвалами дальше, археологи не знают.

1 / 5

«Наша задача – проведение исследования, – говорит Гаяз Самигулов. – В оптимальном варианте застройщики сохранят какую-то часть, потому что сохранить всё – довольно сложно, как я понимаю, хоть и не специалист в строительстве. Проект делался без учета этих объектов, а переделка проекта – очень хлопотное дело...»

Координатор инициативной группы «АрхиСтраж» Юрий Латышев напротив, предлагает варианты: «Можно ресторан сделать, кафе – красиво же, интересно. Есть еще интересная вещь тут – как будто ванна или туалет, но слива нет, и выложена аккуратно. Никто не знает, что это; может, огурцы солили. Хорошо бы сохранить ее и подвал. А вообще, ничего бы не строить на этом месте, сделать музей под стеклянной крышей – в Беларуси так делают. Но это идеальный вариант, хоть немного бы сохранили. Решетников же использовал старый склад Вакано, вписал стены в «Гостиный двор», можно было бы так сделать и здесь. Если будет гостиница, нужно же людям питаться, могли бы это делать здесь».