В Центральном районном суде Челябинска продолжилось разбирательство по уголовному делу о ДТП возле ЮУрГУ, когда при столкновении двух иномарок были тяжело ранены две студентки. Адвокаты обвиняемого водителя Mercedes Аветика Авояна привели на допрос водителя троллейбуса, которая выступала на месте ДТП понятой и, как выяснилось, подписала все документы не глядя. Не менее интересные подробности рассказал специалист, проводивший автотехническую экспертизу. Подробности в зале суда услышал спецкор 74.ru.

Под колёсами внедорожника Lexus оказались четыре студентки
Под колёсами внедорожника Lexus оказались четыре студентки

Лидия Бороздина трудится водителем троллейбуса 38 лет. На маршруте № 8, который проходит мимо ЮУрГУ, работает уже десять лет. Женщина рассказала, что в день ДТП ей пришлось остановиться в нескольких десятках метров от перекрёстка, где произошла авария. Перед ней стояли ещё пара троллейбусов. Она вышла на улицу, прошла вперёд и, убедившись, что причина затора — авария, вернулась к своему троллейбусу. Судя по всему, это было почти сразу после столкновения иномарок, потому что Лидия Бороздина видела, как мимо неё проезжали реанимобиль и скорая помощь, а затем и сотрудники полиции.

— Потом к нам подошёл дэпээсник и сказал: «Будете понятыми». Попросил назвать имя, фамилию, мы расписались, и всё, — рассказала водитель троллейбуса.

На место происшествие сотрудники полиции её не водили, расположение разбитых машин и дорожные условия не показывали. Женщина призналась, что не помнит даже, показали ли ей схему ДТП. По её словам, точно так же в качестве понятой подписала документы и её коллега.

Место ДТП понятым не показывали
Место ДТП понятым не показывали

Адвокаты поинтересовались у Лидии Бороздиной её опытом проезда непростого перекрёстка.

— Если, бывает, на жёлтый проезжаю, то на второй светофор никак не успеваю — останавливаюсь на стоп-линии. Она была там тогда, это на сто процентов, — уверена водитель троллейбуса. — Сейчас дороги зимой чистятся довольно хорошо, особенно проспект Ленина.

Водитель Лидия Бороздина знать не знает, что тогда в роли понятой подписала документы, в которых значилось, что стоп-линии нет. На основании них следователь назначил автотехническую экспертизу.

— Следователь в исходных данных указал — стоп-линия отсутствует, — сообщил следующий свидетель, эксперт Дмитрий Кайшев. — Это исходные данные, которые я не имею права подвергать сомнению.

Сам эксперт «исходные данные», заданные следователем, не проверял, а просто прикладывал их к утверждённым методикам. Кайшев также пояснил, что своей экспертизой, по сути, лишь констатировал фактические обстоятельства ДТП и причинно-следственную связь действий водителя Авояна с последствиями аварии. При этом он не просчитывал варианты развития событий, например, если бы скорость Lexus была ниже.

Адвокаты уже не первое заседание подряд пытаются доказать, что в тот день разметка на дороге была видна. Вопрос о том, было ли видно стоп-линию в момент ДТП, крайне важен, поскольку именно на нём защитники пытаются доказать виновность второго участника аварии — водителя Lexus Александра Маколова, который пока проходит по делу свидетелем.

Обвинение предъявлено только водителю Mercedes Аветику Авояну, поворачивавшему налево
Обвинение предъявлено только водителю Mercedes Аветику Авояну, поворачивавшему налево

Многие челябинские водители интуитивно считают, что на участке проспекта Ленина возле главного корпуса ЮУрГУ расположены два перекрёстка подряд — в районе остановки в сторону центра (на углу Pizza Mia) и возле остановки в сторону памятника Курчатову (у поворота на парковку вуза, там и произошло ДТП). Но на самом деле этот участок дороги является единым перекрёстком, где проспект пересекает разделённую сквером проезжую часть улицы Тернопольской. А следовательно, при движении нужно руководствоваться правилами проезда перекрёстков. Пункт 13.7 ПДД: водитель, въехавший на перекрёсток при разрешающем сигнале светофора, должен выехать в намеченном направлении независимо от сигналов светофора на выходе с перекрёстка. Но если на перекрёстке перед светофорами, расположенными на пути следования водителя, имеются стоп-линии, водитель обязан руководствоваться сигналами каждого светофора.

Месяц назад судья уже пытался завершить рассмотрение дела и велел готовиться к прениям сторон с последующим выходом на приговор. Но сторона защиты стала заявлять всё новых свидетелей. На следующем заседании ожидается допрос эксперта Минюста, который проводил экспертизу видеозаписи аварии, и его выводы расходятся с мнением других экспертов, работавших по этому ДТП. Потерпевшие возражали, считая, дополнительные допросы намеренным затягиванием процесса. Но судья не стал возражать.

Авария произошла 13 февраля прошлого года около 13:05 на пересечении проспекта Ленина и улицы Тернопольской. Аветик Авоян на Mercedes с госномером 999 ехал по проспекту от памятника Курчатову в сторону центра по крайней левой полосе. На перекрёстке он остановился, готовясь к повороту налево и пропуская поток встречного транспорта. Согласно материалам дела, он не предоставил преимущество встречному Lexus и столкнулся с ним. От удара внедорожник, которым управлял Александр Маколов, отлетел на тротуар в толпу пешеходов, которые готовились перейти дорогу, а затем ударил маршрутное такси.

Водитель Lexus Александр Маколов по уголовному делу проходит свидетелем
Водитель Lexus Александр Маколов по уголовному делу проходит свидетелем

Камеры видеонаблюдения Южно-Уральского госуниверситета запечатлели момент столкновения Mercedes Benz серии AMG и Lexus GX 470. Обвинение в нарушении Правил дорожного движения, повлекшем тяжкий вред здоровью, предъявили Аветику Авояну. Если суд признает его виновным, то максимальное наказание, которое ему грозит, — два года лишения свободы с запретом после освобождения водить машину в течение трёх лет.

В ДТП пострадали четыре студентки, причём две первокурсницы получили тяжёлые травмы. У Екатерины Петиной диагностировали сотрясение мозга и сложные переломы ноги — со смещением и осколками. По заключению эксперта, девушка на одну треть утратила трудоспособность. Елизавете Федуловой досталось ещё больше — открытая черепно-мозговая травма, переломы лицевых костей, челюсти. Но все эти травмы были квалифицированы как вред здоровью средней тяжести, а вот потерпевшей по уголовному делу она стала из-за шрамов на лице, которые гособвинение отнесло к «неизгладимому обезображиванию внешности». На одном из прошлых заседаний адвокаты Авояна пытались продемонстрировать суду, что шрамы не видны и сама девушка не считает себя изуродованной.