Екатерина хочет помочь Люции перебраться поближе к родной маме
Екатерина хочет помочь Люции перебраться поближе к родной маме

На заседание Екатерина и Люция приехали вместе с Зоей Тугановой. В августе она сама через суд требовала выплатить 10 миллионов рублей моральной компенсации за подмену после родов в 1987 году её дочери в областной акушерско-гинекологической больнице. На эти деньги женщина рассчитывала купить родной дочери жильё в Челябинске, чтобы перевезти всю её семью поближе к себе.

Зоя Туганова выступает свидетелем в суде по искам дочерей
Зоя Туганова выступает свидетелем в суде по искам дочерей

В иске значились пять соответчиков: областной перинатальный центр, региональный и федеральный Минздрав, правительство региона и Минфин. Центральный райсуд частично удовлетворил иск Тугановой, постановив выплатить ей миллион рублей. Это решение в ноябре оставил без изменения облсуд. Но деньги Зоя Антоновна пока не получила. Ответчики ждут решения по кассационной жалобе, поданной в президиум облсуда.

Интересы Екатерины и Люции представляют те же юристы, что и ранее в деле их мамы
Интересы Екатерины и Люции представляют те же юристы, что и ранее в деле их мамы

Ошибка, изменившая судьбы двух семей, произошла 30 лет назад в роддоме на улице Тимирязева. Там одновременно лежали две роженицы с похожими фамилиями — Туганова и Тулигенова. Как вспоминает Зоя Антоновна, ещё в роддоме она пыталась доказать медперсоналу, что ей принесли чужого ребёнка. Но в ответ услышала про послеродовой стресс. Вторая молодая мать при этом не признавала в отданной ей девочке чужого ребёнка и отказывалась разговаривать с Зоей Антоновной. В итоге родная дочь Тугановой оказалась в чужой башкирской семье, её назвали Люция. Она росла на грани нищеты. Девочку Катю, оказавшуюся в семье Тугановых, воспитывали в любви и заботе.

Иски Екатерины и Люции рассмотрят вместе в рамках одного дела
Иски Екатерины и Люции рассмотрят вместе в рамках одного дела

Много лет инцидент в роддоме не давал покоя Зое Антоновне. Подмена подтвердилась в январе 2017-го, когда мать поделилась своими переживаниями с дочерью Екатериной, и они через интернет разыскали предполагаемую биологическую дочь — Люцию Тулигенову. Девушки сделали ДНК-тест, который подтвердил подмену.

В новом судебном споре ответчики те же. В исках Екатерина и Люция настаивают, что допущенная в роддоме ошибка существенно повлияла на их жизни. А известие о том, что их воспитывали неродные родители, подорвало здоровье. У Екатерины, в детстве перенесшей операцию на сердце, даже случился приступ.

Новость о подмене пошатнула моральное состояние обеих девушек
Новость о подмене пошатнула моральное состояние обеих девушек

— После операции до этого момента я никогда не жаловалась на здоровье. А здесь ситуация, видимо, очень сильно повлияла на моё состояние, — рассказала она. — Хоть внешне вида не подавала — никому же не хочется показывать, как тебе плохо, чтобы не казаться слабым человеком, — но внутри всё равно переживала.

Екатерина теряется ответить с ходу на вопрос о переменах в жизни после получения результатов ДНК-теста. Говорит, что просто не может подобрать для этого слов.

В истории Екатерины и Люции будет разбираться другая судья
В истории Екатерины и Люции будет разбираться другая судья

— Когда живёшь с родителями, пусть и не сильно обеспеченными, но в положительной семье, и узнаёшь, как сложилась судьба у настоящих мамы и папы… Родителей, конечно, не выбирают, но всё же неприятно было о таком узнать. Шок — по-другому никак не скажешь, — признаётся Екатерина. — А кто бы не был в шоке от такой ситуации? Тест был сделан, наверное, чтобы доказать, что я всё-таки родная дочь. А оказалось наоборот. Конечно, мне хотелось бы увидеть своих родителей. Возможно, у них бы судьба по-другому сложилась.

Оба иска — на 10 миллионов рублей. Деньги девушки планируют потратить на улучшение жилищных условий Люции. Также Екатерина хочет помочь кровным брату и сестре. Заявленную сумму они объясняют желанием «получить достойную компенсацию за допущенную кем-то ошибку».

Представители Минздрава и перинатального центра просили суд дождаться решения кассации
Представители Минздрава и перинатального центра просили суд дождаться решения кассации

— Спустя год мы уже более-менее успокоились, приняли эту информацию, переварили её, — продолжает Екатерина Туганова. — Сейчас это уже дело принципа. Кто-то же должен ответить за эту ошибку и понести наказание! Потому что это иначе, как преступление, назвать нельзя. Подменили — это одно. Но ведь дальше всё накладывается. Что дети жили в детдоме, и ничего по выходу им не дали. Где наше государство и правительство, которое должно обеспечивать детей из детдома? Их выпустили непонятно куда, и неважно, где и как они будут жить.

В этом стремлении её поддерживает и Люция Рамазанова (до замужества Тулигенова). Ошибка в роддоме внесла разлад в семью, куда её отдали. В итоге девушка вместе с младшими братом и сестрой, которых она 30 лет считала родными, оказалась в детдоме. Всё детство Люция терпела нападки из-за того, что не похожа на башкирских родителей.

Люция Рамазанова (Тулигенова) хотела бы жить поближе к родной маме
Люция Рамазанова (Тулигенова) хотела бы жить поближе к родной маме

— Я как-то значения этому не придавала, не обращала на всё это внимания, — рассказывает 74.ru Люция. — Дома говорили, что я русская. Маме даже приходилось вступаться за меня. Мама с папой спились, папу в тюрьму посадили. Потом мама умерла. Нас забрали в детдом. Незадолго до того, как меня в соцсети нашли Катя с мамой, мы поругались с братом, и он сказал: «Ты вообще кто такая? Ты вообще не наша!». А я подумала: что за глупости он говорит?! Сейчас, конечно, хотела бы жить со своей мамой. Пока она жива. Я же тех родителей уже похоронила. А тут нашлась мама.

Дом, в котором Люция живёт с мужем и тремя детьми, остался от родителей. За время, пока она с братом и сестрой были в детдоме, он пришёл в запустение, и его начали потихоньку разбирать.

— В документах при выпуске из детдома нам написали, что у нас есть своя жилплощадь. Но в этом доме, который нам остался, даже не было окон и дверей, — возмущается Люция. — Его обследование якобы проводили, подписи поставили и признали пригодным для жилья. Мы с мужем начали потихоньку его восстанавливать. Всю зарплату туда вкладывали, сертификат семейный. Сейчас более-менее в нём можно жить. Но документов на него толком нет.

— Это заброшенное богом место, — добавляет Екатерина. — Для детей там никакого развития нет. У Люции трое детей. Хочется перевезти их сюда, чтобы они здесь жили рядом с мамой (показывает на Зою Антоновну. — Прим. авт.). Да и Люции тоже хочется какое-то развитие в жизни получать. Выучиться на права, найти работу.

Суд рассмотрит дело Екатерины и Люции 17 апреля. 74.ru будет следить за развитием событий.