Евгений находится в госпитале, его состояние остаётся тяжёлым
Евгений находится в госпитале, его состояние остаётся тяжёлым

— Сейчас мы находимся в Белогорске, — рассказала Елена Терентьева. — Мы были в части, где служил сын. Мне показали записку, которую нашли рядом с Женей. Почерк, конечно, похож на его. Но грамотно написано, не похоже, что писал сын. Но в ходе следствия обнаружились другие факты. Следователь рассказал, что за день до трагедии, 25 января, один из сослуживцев сына, который призывался на полгода раньше него, стал отрабатывать на Жене бойцовский приём. Он ударил парня два раза по голове, а потом повалил на пол. Он пытался при всех унизить моего сына. Этот парень забрал у Жени телефон. По одной из версий, из-за этого он и мог решиться на самоубийство. Но мы-то понимаем, что телефон — это не причина идти на такие меры. На мой вопрос, наказали ли зачинщика конфликта, мне ответили, что солдат находится в казарме — обошлось без наказания.

Странным матери срочника показалось и то, что вещественные доказательства с места происшествия следственная группа стала собирать только спустя четыре дня после трагедии — 30 января. Ранее Елена Терентьева предположила, что в части заметают следы.

Евгений Кувайцев находится в коме с 26 января, когда его нашли на чердаке заброшенного здания на территории воинской части с огнестрельным ранением головы. Врачи по-прежнему не дают никаких прогнозов по его будущему. Но накануне его отключили от одного из аппаратов — почки молодого человека заработали самостоятельно. А вот работу других жизненно важных органов пока приходится искусственно поддерживать. Лечащий Евгения военный хирург сообщил его родным, что транспортировать парня нельзя, так как у него «отключен мозг».

— Несмотря на то, что врачи говорят, что его мозг не работает, я знаю, что он чувствует и слышит меня, — сказала Елена Терентьева. — Мы надеемся на лучшее. Я верю в то, что сын выкарабкается и поправится.

В день трагедии южноуральский срочник, призванный в армию 7 ноября прошлого года, должен был заступать в караул. Тогда в части проводились антитеррористические учения. Личному составу выдали штатное огнестрельное оружие без боеприпасов. Около 10 часов утра командующие заметили, что Евгений пропал. Его обнаружили на последнем этаже заброшенного здания с простреленной головой.

В кармане срочника была записка: «Привет, моя любимая мама! Мама, я устал от этой жизни, не могу больше жить. Прости меня за этот ужасный поступок, моя к тебе просьба! Когда тебе выплатят за меня деньги, то я очень сильно прошу тебя съездить в Сочи и отдохнуть за нас».

30 января военный следственный отдел СК по Белогорскому гарнизону возбудил уголовное дело о покушении на доведение до самоубийства.