„ел€бинка Ќаталь€ «вигинцева полгода пытаетс€ привлечь к ответственности врачей ќ Ѕ № 3 (больницы скорой помощи) за смерть еЄ 62-летней мамы. ” женщины не смогли диагностировать послеоперационное осложнение, сепсис и настойчиво пытались выписать еЄ как онкобольную. ћедкарта, которую с боем удалось заполучить, шокировала дочь — в больничной документации всЄ перечЄркнуто и переписано, местами страницы оказались просто заклеены сверху листами с новой информацией. —ледователи возбудили уголовное дело, но вот уже несколько мес€цев оно не двигаетс€ с места, хот€ эксперты ‘онда об€зательного медстраховани€ нашли целый список нарушений в действи€х врачей.

Ћюбовь »вановна за мес€ц сгорела в больнице
Ћюбовь »вановна за мес€ц сгорела в больнице

»стори€, пропитанна€ болью, отча€нием и цинизмом, произошла осенью прошлого года. ¬ середине окт€бр€ Ћюбовь »вановна обратилась в поликлинику из-за того, что кожа стала желтушного цвета. “ам сообщили, что требуетс€ срочна€ госпитализаци€. ѕоскольку женщина вела активный образ жизни и приехала на приЄм за рулЄм, она договорилась, что отгонит машину к дому и туда вызовет скорую.

ћедики доставили Ћюбовь »вановну в больницу скорой помощи, где еЄ сразу отправили в хирургию и в тот же день, 16 окт€бр€, ей провели холецистомию — вывели катетер дл€ отвода желчи. ѕо словам дочери, послеоперационный период проходил хорошо, но домой мать не выписали. ѕациентке провели ”«» и специальную компьютерную томографию (ћ— “), которые вы€вили опухоль головки поджелудочной железы.

— ƒо 25 окт€бр€ всЄ шло замечательно, мама ходила с «трубочкой», чувствовала себ€ хорошо. Ќо врачи пришли к выводу, что идЄт сдавливание, желчь не выходит, и нужно делать операцию, — вспоминает Ќаталь€ «вигинцева. — 25-го еЄ прооперировали, вз€ли гистологию. ’ирурги сказали, что операци€ была т€жЄла€, но еЄ не положили в реанимацию, а отправили сразу в палату.

— этого дн€ состо€ние женщины стало стремительно ухудшатьс€. ѕосле второй операции началась слабость и посто€нна€ рвота, несмотр€ на которую врачи упорно назначали пациентке таблетки, а не капельницы.

— „ерез два дн€, ещЄ до получени€ результатов гистологии, врач сказал: у вашей мамы онкологи€, она т€жЄла€, забирайте домой, еЄ нужно устраивать в хоспис, — описала разговор Ќаталь€. — я ответила: не нужно делать поспешных выводов, давайте дождЄмс€ результатов. ќн твердил: в хирургическом лечении больше не нуждаетс€.

” родных и друзей €зык не поворачивалс€ назвать Ћюбовь «вигинцеву пенсионеркой
” родных и друзей €зык не поворачивалс€ назвать Ћюбовь «вигинцеву пенсионеркой

ƒочь так просто сдаватьс€ не пожелала и пошла к заместителю главврача јлександру »онину, пожаловалась в ћинздрав, целыми дн€ми находилась в больнице.

— ќн [»онин] сидел и ничего не делал, € к нему ходила на дню по три-четыре раза. ћаме становилось всЄ хуже и хуже, мне уже выписали разрешение, что € могу посещать еЄ в любое врем€, потому что она уже не могла вставать, не могла кушать, у неЄ рвота посто€нна€ была, она даже спать толком не могла, — едва сдержива€ слЄзы рассказала дочь. — ” мен€ была паника от того, что никто ничего не делает. ј в отделении мне откровенно хамили: чего вы тут залежались, идите уже.

30 окт€бр€ пришлось вызвать тЄтю, чтобы посменно круглосуточно кто-то находилс€ с матерью. Ќаталь€ сама отправилась в отделение гастроэнтерологии и попыталась договоритьс€ с заведующей о переводе туда. ѕоначалу принимать т€жЄлую пациентку там тоже не хотели, утверждали, что состо€ние женщины объ€сн€етс€ течением онкологического заболевани€.  огда Ќаталье удалось донести, что результатов гистологии ещЄ нет, там согласились прин€ть Ћюбовь «вигинцеву после но€брьских праздников.

¬ отделении хирургии в это врем€ продолжали настаивать на выписке.

— я говорю: хорошо, давайте € положу еЄ пока в платную палату. ¬рачи мне сказали: нет, их использовать запретили, у нас саммит будет, президенты –оссии и  азахстана, приказали держать свободные палаты, вдруг что, — эмоционально пересказала диалог Ќаталь€. — я говорю: мне плевать, вы понимаете, что это жизнь моей мамы, € вам денег заплачу. ’орошо, в итоге маму перевели в платную палату, но за сутки к ней никто даже не подошЄл. ќна там лежала с таблетками, которые принимать не могла, потому что еЄ рвало. Ќо ни в одной записи в истории болезни ни  ислухин (лечащий врач, хирург. — ѕрим. ред.), ни ‘илимонов (заведующий отделением хирургии. — ѕрим. ред.) не написали, что у мамы рвота. ¬ итоге мы перевели еЄ обратно в общую палату.

¬ медкарте умиравшей пациентки вычеркнули все упоминани€ о выписке и добавили — о переводе в гастроэнтерологическое отделение
¬ медкарте умиравшей пациентки вычеркнули все упоминани€ о выписке и добавили — о переводе в гастроэнтерологическое отделение

— первых чисел но€бр€ у Ћюбови »вановны начала подниматьс€ температура, упало давление, сама она уже даже встать не могла. „ерез полгода эксперты ‘ќћ— констатировали, что в это врем€ в больнице не фиксировали динамику состо€ни€ пациентки. 8 но€бр€, как утверждает Ќаталь€, она собственноручно на каталке увезла мать в гастроэнтерологическое отделение, предварительно получив выписку из хирургии. ј в медкарте по€вилась приписка, что пациентку «перевели в гастроэнтерологическое отделение в удовлетворительном состо€нии». Ќо уже через 16 часов больную поместили в реанимацию «в состо€нии септического шока» и провели экстренную операцию.

—осто€ние пациентки с каждым днЄм всЄ ухудшалось, операции последовали одна за другой. ”же после скандальной выписки из отделени€ хирургии дочь ознакомили с результатами гистологии, в которых значилось, что онкологии нет.

— 13 но€бр€ мне позвонили знакомые из этой больницы, сказали, чтобы € срочно шла забирала карту, которую переписывают. Ќачмед »онин выдавать мне еЄ не хотел, говорил, что это тайна, — продолжила Ќаталь€. — ј мама у мен€ после каждой операции ещЄ в сознании была, она подписала согласие на ознакомление мен€, € пришла с ним, сделала фотографии карты и копии, заверенные больницей. “ам видно, как всЄ зачеркнуто-перечЄркнуто, как она склеена-переклеена.

20 но€бр€ но€бр€ Ћюбови «вигинцевой сделали последнюю операцию, ночью 21-го она умерла.

— я »онину тогда говорила: что ещЄ мне нужно было сделать?! я в день по четыре–п€ть раз к вам спускалась, всЄ отделение видело, как € бегала. „то ещЄ нужно было сделать, пристрелить врача или нож к горлу приставить, чтобы мою маму вз€ли на операцию и зан€лись ею всерьЄз? я ему тогда сказала: у мен€ ещЄ дети есть, вы объ€сните на будущее, что мне делать, чтобы врач так цинично не выкидывал т€жело больного из-за того, что он свой неправильный диагноз поставил.

”же посмертно установили, что у пациентки был панкреонекроз (т€жЄлое осложнение острого панкреатита — омертвление ткани поджелудочной железы), в послеоперационном периоде развилс€ перитонит, сепсис и полиорганна€ недостаточность.

—мерть матери стала большим ударом дл€ Ќатальи, котора€ год назад потер€ла и отца. „ерез два мес€ца, отойд€ от шока, она обратилась в —ледственный комитет. ¬ марте там возбудили уголовное дело по части 2 статьи 109 ”  –‘ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнени€ лицом своих профессиональных об€занностей) и обратились к специалистам ‘ќћ— за экспертизой качества медпомощи. ѕеречисление вы€вленных ими нарушений зан€ло три листа.

— —порна€ хирургическа€ тактика при решении объЄма операции 25.10.2017, переоценка данных инструментальных исследований (”«» и ћ— “), не использование дополнительных методов лучевой терапии дл€ уточнени€ наличи€ опухоли головки поджелудочной железы, — говоритс€ в заключении за подписью и.о. директора территориального ‘ќћ— „ел€бинской области Ќатальи ћироновой, — неадекватное наблюдение за больной в послеоперационном периоде в услови€х отделени€ хирургии, а не реанимации, недооценка лабораторных данных, неэффективное медикаментозное лечение привели к поздней диагностике развившихс€ послеоперационных осложнений, по поводу которых оперативное вмешательство проведено с опозданием.

ћестами карта Ћюбови «вигинцевой переклеена целыми кусками, но в больнице убеждены, что эти «исправлени€» не имеют значени€
ћестами карта Ћюбови «вигинцевой переклеена целыми кусками, но в больнице убеждены, что эти «исправлени€» не имеют значени€

¬ больнице не согласны с мнением экспертов ‘ќћ— о нарушени€х и увер€ют, что врачи делали всЄ необходимое.

— —лучай разобран на лечебно-контрольной комиссии, в которой принимали участие профессора и ассистенты кафедр ё”√ћ” (ёжно-”ральский государственный медуниверситет. — ѕрим. ред.), а также сотрудники больницы. Ѕыл сделан вывод о том, что течение основного заболевани€ на догоспитальном этапе можно охарактеризовать как нетипичное, — прокомментировали в пресс-службе ќ Ѕ № 3. — ¬ св€зи с этим у пациентки сформировалось т€жЄлое угрожающее жизни осложнение. Ћечебна€ тактика врачей была направлена на выбор оптимального метода избавлени€ пациентки от заболевани€, с которым она поступила, а также на гистологическую верификацию диагноза. ѕосле операции развилось осложнение, которое не зависело от действи€ хирургов и €вилось последствием основного заболевани€.

Ќашлось объ€снение и дл€ многочисленных исправлений в медкарте пациентки.

— »сторию болезни пишут несколько врачей, поэтому в карточке допускаетс€ различный почерк и различный цвет чернил, — за€вили в больнице скорой помощи. — „то касаетс€ исправлений, в данном случае имеет место дефект ведени€ медицинской документации, который не вли€ет на суть изложенного в карте.

—ледствие своих выводов о наличии или отсутствии причинно-следственной св€зи между действи€ми врачей и смертью пациентки пока не сделало. ѕодробности дела не комментируют.

— ¬ рамках уголовного дела проводитс€ экспертиза, — лишь сообщил старший помощник руководител€ следственного управлени€ —  по „ел€бинской области јлександр —корик.

ќ какой именно экспертизе идЄт речь, представитель —  говорить отказалс€. –асследование медицинского дела продолжаетс€. Ќаталь€ «вигинцева уверена, что еЄ мать можно было спасти. ∆енщина намерена добиватьс€ наказани€ врачей.