В Челябинске в скором времени могут возбудить уголовные дела в отношении работников школ, организовавших поборы с родителей. Об этом заявил прокурор области Александр Кондратьев, подчеркнув, что готов к таким непопулярным мерам, «раз люди не понимают». Накануне 9 декабря, Международного дня борьбы с коррупцией, глава надзорного ведомства поговорил со спецкором 74.ru о взятках больших и маленьких, рассказал о громких делах и своём отношении к освещению их в СМИ. О том, где больше всего воруют бюджетных денег и кого ещё прозрачно предупредил прокурор — читайте в интервью Александра Кондратьева.

Александр Кондратьев считает, что аресты взяточников нужно «пиарить» в СМИ, но не в ущерб делу
Александр Кондратьев считает, что аресты взяточников нужно «пиарить» в СМИ, но не в ущерб делу

— Александр Филиппович, какие сферы на Южном Урале наиболее коррумпированы?

— В основном это закупки: заключение, исполнение муниципальных и государственных контрактов и, соответственно, оплаты работ по ним, а также отношения в сфере распоряжения муниципальным и государственным имуществом в виде земельных участков. Недавно было возбуждено уголовное дело в отношении одного из руководителей Златоуста (заместителя главы города по строительству Динара Арслангареева. — Прим. ред.). Там без соответствующей конкурсной процедуры выделили единственному поставщику четыре миллиона рублей на услуги по строительству газопровода. Сделано это было по якобы введённому режиму чрезвычайной ситуации,

— А как можно решением одного человека объявить режим ЧС?

— Да никак. Нет ни протокола, ни члены комиссии не собирались, никто не подписывал соответствующие документы. Это всё была фикция и указывает на злоупотребление должностным положением. Бюджетные средства были израсходованы в интересах конкретной коммерческой организации.

— Как обстоят дела в областной власти? На федеральном уровне мы много слышим о серьёзных чистках, задержаниях действующих чиновников высокого уровня. Это и Сахалин, и Удмуртия, и Кировская область. У нас же уголовные дела исключительно по бывшим высокопоставленным чинам. Это значит, что в действующем южноуральском правительстве коррупции нет?

— Каждый должен делать работу в пределах своей компетенции. Мы не осуществляем оперативно-разыскную деятельность, у нас нет таких полномочий. Это делают органы полиции и ФСБ. Да, дела в отношении бывших чиновников возбуждают, такое есть, ничего не скажешь, — последние примеры у всех на слуху. Но это не говорит о том, что не проводится работа в отношении действующих сотрудников. Будем ожидать результаты.

Что касается нас, то мы проводим проверки структурных подразделений правительства — министерств, управлений. Начинаем с законности сведений о доходах и расходах. За последнее время этих нарушений стало гораздо меньше, но практически в каждом министерстве всё равно выявляются. В первую очередь нарушения связаны с недостоверным декларированием доходов.

— Когда обнаруживают незадекларированное имущество, это ведёт к увольнению чиновника?

— В зависимости от значимости проступка. Хотя практика по стране поворачивается в сторону ужесточения ответственности — и служащий, и руководитель могут быть уволены за недоверие, но нужно же объективно подходить к этому вопросу. За незадекларированную сумму в две тысячи рублей, наверное, не стоит применять такую жёсткую меру, и для человека будет достаточно, что вопрос вынесут на комиссию по служебному поведению. После этого он будет более щепетильно и чётко разбираться в своих доходах и правильном их декларировании.

Прокурор намекнул: если задержаний в правительстве области нет, это не значит, что за ними не следят
Прокурор намекнул: если задержаний в правительстве области нет, это не значит, что за ними не следят

— Сейчас почти не заметна работа органов МВД в коррупционной сфере. Теперь этим направлением больше занимаются сотрудники ФСБ?

— Это совершенно не так. Я приведу цифры, сколько выявлено сотрудниками управления внутренних дел по области и Федеральной службы безопасности. Другое дело, как пресс-службы преподносят результаты своей работы. Но это уже вопросы к моим коллегам (имеет в виду начальника ГУ МВД региона Андрей Сергеева. — Прим. ред.) и к работе пресс-службы.

Конечно, проблемы есть, и претензии к коллегам есть в этой части, но говорить о том, что они меньше других выявляют коррупционных преступлений, я бы не стал.

Из 49 выявленных за 9 месяцев 2017 года фактов получения взяток 38 — работа сотрудников оперативных подразделений ГУ МВД России по Челябинской области или с их участием.

— Как вы считаете, нужно рассказывать о работе с коррупцией? Выражаясь современным языком, нужно ли ее пиарить?

— А почему нет? Считаю, что не всегда нужно всё рассказывать на первоначальном этапе работы. Это естественно, потому что может затруднить дальнейшую работу, получение окончательного результата. Но о факте возбуждения уголовного дела, фигуранте, в отношении кого возбуждается уголовное дело, и в последующем какое ему назначено наказание — это все должны знать.

— Пожалуй, самыми резонансными новостями о коррупции в этом году стали уголовные дела в отношении экс-губернатора Михаила Юревича и бывшего главы администрации Челябинска Сергея Давыдова. Как продвигается расследование?

— Уголовное дело в отношении Юревича расследуется следователями 4-го следственного управлении ГСУ СК РФ (дислоцируется в Екатеринбурге. — Прим. ред.), и надзор за расследованием данного уголовного дела прокуратура Челябинской области не осуществляет.

Что касается Давыдова, ему предъявлено обвинение по части 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). В настоящее время проводятся следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, направленные на закрепление доказательственной базы. Обвиняемый Давыдов заявил о готовности сотрудничать с органами предварительного следствия, однако соответствующие материалы в прокуратуру ещё не поступали. В настоящее время принято решение о продлении сроков следствия.

— Ждать ли нам по этому делу новых фигурантов, задержаний?

— Пока не могу ничего сказать. Уголовное дело расследует региональное управление ФСБ. В интересах следствия информация о возможных задержаниях новых фигурантов данного уголовного дела огласке не подлежит. Могу лишь озвучить, что по решению суда арестовано 62 объекта недвижимого имущества Давыдова на общую сумму не менее 100 миллионов рублей.

— Удаётся ли арестованным имуществом покрывать те штрафы, которые суд в приговоре назначает коррупционерам?

— Не удаётся.

По уголовным делам о коррупционных преступлениях, направленным в суд в 2017 году, установлен ущерб на общую сумму 560 млн руб. При этом стоимость имущества, на которое судами наложен арест, составила 114 млн руб.

— Это связано с тем, что чиновники хитрят, прячут недвижимость?

— Конечно, существуют определённые проблемы, не все деньги и имущество следователю удаётся отыскать в ходе предварительного расследования. Но есть жёсткое требование: при возбуждении любого коррупционного уголовного дела в первую очередь, наравне с остальными первоначальными следственными действиями, необходимо предпринимать меры по установлению имущества, на которое в дальнейшем может быть наложено взыскание. В том числе оформленное на близких родственников или аффилированные организации.

— При решении вопроса об условно-досрочном освобождении (УДО) коррупционеров из колонии является ли обязательным условием погашение штрафа?

— Дела по УДО рассматривает суд. Мы вправе принимать участие в заседании, и в Челябинской области прокурорами обеспечено стопроцентное участие при рассмотрении судами таких материалов. При решении вопроса об УДО рассматриваются характеристики, поведение осуждённого, его отношение к учёбе и труду во время отбывания наказания, наличие поощрений и взысканий, отношение к совершенному преступлению, а также возмещение причинённого ущерба. Но погашение штрафа в полном объёме — не обязательное условие. Суд принимает решение по совокупности всех материалов, предоставленных сотрудниками уголовно-исполнительной системы.

— А позиция прокуратуры насчёт погашения штрафов взяточниками? Ведь если законодатель предусмотрел многомиллионные штрафы в качестве наказания, то, по логике далёких от права людей, оно должно выполняться.

— И по нашей логике тоже. Мы стоим на том, что сумма должна быть полностью погашена. Однако, повторюсь, решение об условном освобождении принимает суд.

Говоря о наглых поборах в школах и давлении на детей, Александр Кондратьев позволил себе эмоции
Говоря о наглых поборах в школах и давлении на детей, Александр Кондратьев позволил себе эмоции

— Не могу не спросить про другое коррупционное дело, которое весь год не сходит с повестки челябинских СМИ — это суд над бывшим вице-губернатором Николаем Сандаковым.

— Да, уголовное дело рассматривается, процесс немного затянулся, хотя к суду претензий нет — судебное следствие не стоит на месте.

— Очевидно, что такой длительности способствует и опытный адвокат Сандакова. Как вы относитесь к их тактике публичной критики следственных органов и ФСБ?

— Я, конечно, читаю, знакомлюсь с той информацией, которая публикуется на сайтах после каждого судебного заседания по этому делу. Считаю, что это одна из форм защиты. Главное, чтобы она не пересекала законные рамки, чтобы сторона Сандакова не переходила на оскорбления и необоснованные обвинения. Ведь любое лицо, и должностное тоже, в конечном итоге может потребовать и уголовно-правовую оценку всем этим моментам.

На сегодняшний день государственные обвинители не сообщали, что суд признал недопустимым какое-либо доказательство из тех, которые были положены в основу обвинения. Но если суд посчитает, что какое-либо доказательство действительно добыто незаконным путём, мы, как и в любом другом деле, принципиально отреагируем. Однако пока таких оценок суд не давал. А всё остальное — это субъективное мнение подсудимого и его защитника.

— Сколько ещё обвиняемых во взятках отправятся под суд и ожидают приговоров?

— За девять месяцев текущего года к уголовной ответственности за получение взяток по статье 290 УК привлечено 25 должностных лиц. В 2016-м было 41. Снижение данных показателей объясняется в первую очередь изменением уголовного законодательства.

В 2015 году все правоохранительные органы Челябинской области выявили 690 коррупционных преступлений (295 взяток), в 2016 году — 760 (298 взяток). На сегодня в регионе зарегистрировано уже 728 преступлений (284 взятки), что на 4% больше чем за аналогичный период прошлого года. Из них в 11 — в отношении сотрудников органов МВД. За совершение коррупционного преступления привлечен к уголовной ответственности 1 бывший сотрудник Следственного комитета. В органах ФСИН России — 6 должностных лиц.

С 1 июля прошлого года в Уголовном кодексе РФ был выделен новый состав — «мелкое взяточничество» (статья 291.2). Теперь нам стало проще в плане анализа криминогенной ситуации. Сейчас можно реально разграничить бытовую коррупцию и особо тяжкие должностные преступления. Мелкое взяточничество — это подарки или денежные вознаграждения в сумме до 10 тысяч рублей педагогам, врачам, любым должностным лицам. Таких преступлений правоохранительными органами области выявляется большинство.

В этом году в Челябинской области зарегистрировано 206 фактов мелкого взяточничества. Возбуждаются и расследуются уголовные дела по фактам получения мелких взяток преподавателями за приём зачётов и экзаменов, а также в отношении врачей, незаконно оформивших больничные.

— Александр Филиппович, а почему тогда нет уголовных дел в отношении работников школ? С наступлением 1 сентября мы много слышали о самых вопиющих поборах. В чём загвоздка?

— Почему вы считаете, что каждая проверка должна выливаться в уголовное дело? В августе-сентябре мы проводили масштабную проверку о нарушениях прав детей на бесплатное образование, в том числе и по обращениям, которые поступили в Общественную палату. Было охвачено большое число школ и детских садов. Но как в нашей области, так и во всей стране сложилась практика, когда при образовательных организациях образовывают фонды, куда как бы на добровольных условиях родители должны перечислять некоторые суммы денежных средств на… поддержание образовательного процесса, так это назовём. Настораживает то, что они остались совершенно бесконтрольны. Никто не отчитывается, сколько собрано и куда потрачены эти средства. Кроме того, очень сложно установить добровольность либо принуждение, потому что, как правило, дети продолжают учиться, и не каждый родитель пойдёт на какую-то откровенность. Хотя такие факты тоже установлены.

Только в октябре городские и районные прокуроратуры проверили 93 образовательные организации и выявили нарушения законодательства об образовании и благотворительной деятельности. Для их устранения внесено 26 представлений, 5 протестов и объявлено 15 предостережений.

Подведение итогов проверки не означает, что мы закончили работу. Да, на сегодня ни одного уголовного дела не возбуждено. Но я бы хотел обратиться через средство массовой информации, через ваш сайт, к соответствующим педагогическим работникам и сказать: несмотря на то, что официально проверка закончена, о её результатах проинформирован в том числе и губернатор, однако органы прокуратуры с участием оперативных сотрудников правоохранительных органов будут проводить такие проверки и дальше. Я не советую и не желаю кому-либо быть первым из педагогических работников, обвинённым в уголовном преступлении.

— То есть вы готовы на непопулярную меру — возбуждение уголовных дел в отношении сотрудников школы?

— Да, раз люди не понимают. Пусть опасаются. Так и напишите, что мы не отступимся. Пусть мы затратим месяц, два, три, но у правоохранительных органов есть все возможности для того, чтобы технически задокументировать совершенные противоправные деяния.

— Спасибо за такой однозначный посыл, потому что по результатам нашей журналистской работы стало очевидно, что именно это должны услышать некоторые представители наших благополучных лицеев-гимназий, где берут деньги за поступление первоклассников по прописке, где учителя в подарок заказывают себе «айфоны».

— Осенняя проверка — это только первая ласточка. Мы постарались объяснить всем, что да, закон позволяет, но именно добровольно. Нельзя всех ставить в равные условия и принуждать к взносам. А уж тем более детей позорить при всём классе. Эти факты установлены, на них мы отреагировали. Придёт время, все факты мы предадим огласке, пока это немного преждевременно. Если всё это будет продолжаться, в том же объёме, также нагло, значит, и с нашей стороны будет соответствующая реакция.

У нас есть собственный канал в Telegram, где мы публикуем самые интересные новости Челябинска. Если вы хотите одним из первых читать эти материалы, подписывайтесь: t.me/news_74ru.