Ольга Вилухина на зимних Олимпийских играх в 2014 году завоевала две серебряные медали — за эстафету и спринт
Ольга Вилухина на зимних Олимпийских играх в 2014 году завоевала две серебряные медали — за эстафету и спринт

В начале этой недели стало известно, что биатлонистку Ольгу Вилухину лишили медали, завоёванной на Олимпийских играх 2014 года в Сочи. Спортсменка остро отреагировала на такое решение Международного олимпийского комитета (МОК), назвав ситуацию «жёстким конвейером», в который попадают российские спортсмены.

Союз биатлонистов России (СБР) вступился за Ольгу Вилухину и Яну Романову, которых признали виновными в нарушении допинговых правил. В организации подчеркнули, что будут защищать честь и достоинство спортсменок «во всех соответствующих инстанциях, включая Международный спортивный арбитраж».

Мы связались с Ольгой Вилухиной и убедились в том, что спортсменка не собирается сдаваться и отдавать свои медали.

— 29 ноября МОК объявил о лишении медалей ещё трёх российских спортсменов. В своём аккаунте в Instagram ранее вы сказали, что всё это похоже на «жуткий конвейер». Как считаете, почему так происходит?

— Я хочу сказать, что действительно попала в жуткий конвейер. Я вижу несостоятельность обвинений МОК, на слушаниях после нашей защиты я ни на йоту не сомневалась, мне казалось, что решение будет благоразумным. К сожалению, здесь действительно работает какой-то конвейер, идёт какой-то заказ на тех спортсменов, которые участвовали в Олимпийских играх в Сочи, их хотят точечно уничтожить.

В чём меня обвиняют? В том, что моя проба является положительной. Но за годы своей карьеры я сдала сотни допинг-проб, и ни одна из них не была положительной. Тогда в чём я виновата? В том, что кто-то поцарапал пробирку или якобы её заменил? Я сдала пробу допинг-офицеру и больше никогда её не видела. Таковы правила, придуманные WADA (Всемирное антидопинговое агентство. — Прим. ред.).

Где сам [Григорий] Родченков (бывший глава Московской антидопинговой лаборатории, информатор WADA. — Прим. ред.) при судебных разбирательствах? Никого нет. Ни Родченкова, ни [Ричарда] Макларена (глава независимой комиссии WADA. — Прим. ред.). Это всё псевдообвинения и псевдодоказательства самого Макларена. Очень скупо приходит информация, о многом я узнаю из СМИ, хотелось бы хоть какой-то прозрачности. Доклад Макларена неслучайно был засекречен, но я до последнего не верила, что это всё всерьёз. Спортсмены стали мишенью. Они в принципе беззащитны.

Я могу сказать, что для каждого спортсмена WADA — это самый страшный враг. Всегда будь готов защищаться. Презумпция невиновности WADA никогда не работала, всегда наоборот: спортсмен виноват по умолчанию. WADA создала систему агрессивного и жесточайшего контроля спортсменов. Сама организация не несёт никакой ответственности: забор, транспортировка, анализ — всё это прямая компетенция и обязанность WADA, спортсмен не участвует в этой цепочке, так при чём тут спортсмен? Не они меня обвиняют, а я их обвиняю в неисполнении своих прямых обязанностей, в нарушении прав человека. Нет веры в спортивные суды, есть понимание, что они ангажированы.

После приговора Саше Зубкову (олимпийский чемпион по бобслею Александр Зубков. – Прим. ред.) и всем другим спортсменам я не верю ни одной организации в спорте.

Мы пойдём другим путём. Меня поддержали люди, которые вместе со мной шли к олимпийской медали, которые знают, что все мои медали чистые. Если у меня захотят забрать мои честно заработанные медали, я хочу прежде всего заявить об этом в суды — европейские, американские, пусть они честно скажут, кто виноват. Я, честно выигравшая свои медали, или WADA, под юрисдикцией которой эта пробирка поцарапана.

— Зубков заявил, что не отдаст медали, потому что это провокация. Вы поддерживаете его?

— Я свои медали никому не собираюсь отдавать, это мои две кровные, честно заработанные медали, к которым я шла на протяжении многих лет, с самого детства. Была заложена мечта. И это всё у меня сейчас хотят забрать? На каком основании и с какой стати?

— В Красноярске в 2019 году будет проходить Универсиада. Как может отразиться на её проведении этот антидопинговый скандал?

— Так далеко я не заглядывала. У нас под ударом Олимпийские игры в Пхёнчхане (пройдут с 9 по 25 февраля 2018 года в городе Пхёнчхан, Республика Корея. — Прим. ред.), переживаю и боюсь за судьбы совершенно других спортсменов, которые также честно тренируются и готовятся к соревнованиям. Олимпийские игры — этой самый пик карьеры... Дайте время, сейчас период борьбы, действительно идёт какой-то заказ. Почему страдают спортсмены — мне непонятно, я очень этим возмущена. Очень сильно хочется и очень желаю, чтобы какие-то спортсмены поехали и выступили под нашим гимном, флагом, потому что я патриот своей страны, и, конечно же, хочется, чтобы Универсиада в Красноярске не была проиграна. Я категорически против политики в спорте, потому что если она присутствует, то спорт теряет свою красоту и яркость. С самого детства никогда не думала, что когда-то, в 30 лет, по мне так точечно будут бить. Но я готова к этой схватке, я пойду до конца. Мне придётся свои честно заработанные медали завоевать во второй раз. Уверена, у меня все получится, но не знаю, какое время всё это займёт. Но в любом случае я верю в свои силы. У меня других вариантов нет, никто не увидит моей слабости, моё имя очернили, поэтому, естественно, я себя буду защищать.

— В прошлом году вы заявили о завершении спортивной карьеры. Чем вы сейчас занимаетесь?

— Моя жизнь и работа сейчас действительно не связаны со спортом. Но в любом случае спорт остаётся в моей душе, в моём сердце. Я поддерживаю свои соревнования (лыжная гонка «Хрустальная звёздочка». — Прим. ред.), которые провожу в марте в Сосновке (Новосибирск. — Прим. ред.). Они не совсем огромного масштаба, но мне важно видеть в глазах детей радость и те цели, которые они ставят перед собой. В этих глазах я вижу себя маленькую.

В 2018 году соревнования пройдут уже в шестой раз. Это подобие весёлых стартов: здесь есть призы, медальки, кубки, тортики, утешительные призы, потому что детки — это наше будущее. Есть такие детки, которые занимают непризовые места, они прибегают со слезками, и здесь нужно тонко подходить. Нужны утешительные призы. Но это моё хобби, а если серьёзно говорить, то я работаю в госструктуре.