Фигурант громкого дела, как и раньше, в суде старательно прятал лицо под капюшоном
Фигурант громкого дела, как и раньше, в суде старательно прятал лицо под капюшоном

Илья Сидоров появился в суде в сопровождении мамы, в зале суда он вновь не снимал капюшона, стараясь спрятать лицо. Но на этот раз на нём были очки не солнцезащитные, а с диоптриями. На вопросы судьи мужчина отвечал с большим трудом, односложно. Судья даже уточнил, может ли он принимать участие в заседании по состоянию здоровья.

— Попробую, — сказал фигурант дела.

— Что у вас со здоровьем? — спросил судья.

— У меня нервы, — ответил он.

На вопрос судьи о состоянии здоровья почтальон из Москвы заявил: «У меня нервы»
На вопрос судьи о состоянии здоровья почтальон из Москвы заявил: «У меня нервы»

Но когда дело дошло до вопроса об участии СМИ, голос подсудимого окреп.

— Я против, — твёрдо заявил Сидоров. — Против съёмки, против фото, против всего.

Но судья решил иначе, указав на открытость процесса, он лишь ограничил СМИ в вопросе личных данных скончавшейся школьницы и диагнозах подсудимого.

В суд Илья Сидоров снова явился вместе с матерью
В суд Илья Сидоров снова явился вместе с матерью

Вопрос состояния здоровья Сидорова поднял адвокат, который сообщил, что обвиняемый прошёл обследование в челябинской клинике ЧТПЗ, где ему установили два диагноза: один офтальмологический, другой защитник не назвал, но заявил, что это заболевание включено в перечень препятствующих отбытию наказания в колонии.

Судья отказался закрывать процесс для СМИ, несмотря на пожелания обвиняемого
Судья отказался закрывать процесс для СМИ, несмотря на пожелания обвиняемого

Далее представитель прокуратуры зачитала обвинительное заключение, согласно которому Сидоров общался с девочкой с 15 апреля по 15 мая прошлого года. Под давлением школьница стала страдать депрессией, возникли конфликты с приёмной мамой, которая ее воспитывала с четырёх лет. Переписывались они по ночам, что оказывало дополнительное психотравмирующее влияние на подростка. Сидоров давал девочке различные задания, например, резать лезвием ноги и руки, ходить по крыше высотных зданий или железнодорожным путям. Последним этапом «игры» в мае прошлого года стал приказ о самоубийстве. 16 мая она наглоталась таблеток, не выдержав «угроз и жестокого обращения» куратора суицидальной игры «Синий кит». Но тогда девочку спасли. Согласно материалам дела, попутно обвиняемый вымогал у школьницы 23 тысячи рублей, требуя перечислить деньги на его банковскую карту, угрожая расправиться с родными девочки.

В начале июня полицейские вышли на Сидорова, привезли его на Южный Урал и поместили в следственный изолятор. Пострадавшая проходила стационарное лечение, в том числе у психиатра. После выписки семья свозила её на море. По возвращении, в конце июля, школьница свела счёты с жизнью. При этом в её смерти Сидорова не обвиняют — он ответит только за майскую попытку суицида девочки.

Согласно обвинительному заключению, которое зачитала прокурор, после общения с Сидоровым девочка впала в депрессию, и в семье начались конфликты
Согласно обвинительному заключению, которое зачитала прокурор, после общения с Сидоровым девочка впала в депрессию, и в семье начались конфликты

После выступления прокурора фигурант дела заявил, что хочет перейти на общий порядок, так как вину признаёт лишь частично. Позже в перерыве адвокат пояснил, что Сидоров признаёт только вымогательство денег у девочки. В заседании же защитник долго и витиевато говорил о предположительности выводов следствия и об отсутствии угроз и жестокого обращения, которые были только в части диалогов о деньгах, но не в игре «Синий кит».

Мать Сидорова заявила, что журналисты в своих материалах унижают её сына
Мать Сидорова заявила, что журналисты в своих материалах унижают её сына

Пока судья находился в совещательной комнате, вынося постановление об общем порядке процесса, Сидоров хранил полное молчание. Его мать эмоционально выступила в защиту и заявила, что журналисты в своих материалах унижают её сына.

Мама погибшей девочки Ирина воспитала троих своих и троих приёмных детей
Мама погибшей девочки Ирина воспитала троих своих и троих приёмных детей

Адвокат тоже разговорился. Михаил Ключников утверждал, что первая переписка Сидорова со школьницей датирована якобы 1 июня, а попытка самоубийства была 16 мая. Более того, защитник заявил, что у девочки были любовные неурядицы, а также серьёзные конфликты в семье, защитник недвусмысленно намекнул, что мать била её.

— Мать называла её проституткой, ***. Представляете, такое говорить 14-летней девочке! — эмоционально воскликнул адвокат. — А вы знаете, что у девочки было в предсмертной записке? В тот день мама наругала её за то, что та была на речке. Девочка выпила водки и пива, написала записку: «Я плохая дочь, живите счастливо». И теперь мать обвиняет Сидорова в её самоубийстве! Он к тому времени уже в СИЗО сидел, его 6 июня задержали. Как он мог на девочку воздействовать, он что, Кашпировский?

Адвокат Сидорова заявил, что у погибшей девочки были конфликты в семье, и якобы мать её била
Адвокат Сидорова заявил, что у погибшей девочки были конфликты в семье, и якобы мать её била

Мама школьницы Ирина, услышав обвинения адвоката, расплакалась и решила выступить перед журналистами, хотя раньше хранила молчание. Женщина рассказала, что конфликты с дочерью-подростком действительно были, когда она не давала ей сидеть с телефоном по ночам. Ирина заверила, что не била девочку, никто никогда не видел на ней ни царапинки.

Процесс продолжится 10 июля, но уже без журналистов. Судья постановил ограничить участие СМИ на время изучения всех доказательств, поскольку в материалах дела слишком много личных данных, в том числе детей — в частности, будут оглашаться допросы подруг школьницы.

Судебный процесс по громкому делу продолжится 10 июля
Судебный процесс по громкому делу продолжится 10 июля

Зимой процесс по этому делу уже начинался, но сорвался из-за процессуальных ошибок следователя. На неточности в обвинительном заключении 7 февраля, в первый день суда, обратил внимание адвокат Сидорова. В начале документа говорилось о том, что у почтальона из Москвы «возник умысел на доведение до самоубийства неопределённого круга лиц», и для этого он знакомился с подростками в суицидальных группах в соцсети. А далее шли доказательства доведения до попытки самоубийства конкретной девочки из села в Еткульском районе. Суд вернул дело на доработку, чтобы эти нестыковки устранили. Но прокуратура обжаловала это решение в Челябинский областной суд. Апелляционная инстанция согласилась с надзорным ведомством, пришла к выводу, что нарушений нет, и дело можно рассматривать. На эти процессуальные разбирательства ушло четыре месяца. 

Первые месяцы расследования Сидоров был в СИЗО, но после полного признания вины и сотрудничества со следствием его отпустили на подписку о невыезде и надлежащем поведении.