После нападения Астрид Вендландт месяц мучили кошмары
После нападения Астрид Вендландт месяц мучили кошмары

Астрид Вендландт — корреспондент Financial Times, Reuters и колумнист New York Times. В России она бывает с 1995 года. А прошлым летом начала работу над документальным телесериалом «УралMonAmour» о путешествиях по Уралу. Хотела показать европейцам уральскую глубинку от Челябинска до Екатеринбурга.

В одном из таких сёл — Александровке в Катав-Ивановском районе — Астрид установила небольшую юрту, в которой вместе с пятилетней дочерью собиралась провести всё лето, и пригласила в гости французского декоратора Жана Филиппа. Она с воодушевлением рассказывала о своих планах региональным журналистам. Но под конец августа спешно уехала во Францию.

Конфликт с односельчанами в Александровке у француженки начался после установки юрты
Конфликт с односельчанами в Александровке у француженки начался после установки юрты

Оказалось, что 20 августа трое жителей Александровки напали на неё и её друга Жана. 30-летний сосед-бизнесмен и двое его работников 19 и 20 лет пригласили иностранцев на берег реки для разговора. Там француза повалили на землю и начали жёстко пинать ногами и бить по голове кастетом. Астрид пыталась защитить его своим телом. В итоге тоже попала под горячую руку, получив ссадины, синяки и вывих руки. Все трое нападавших, по словам писательницы, были трезвы.

— Рассказывать о случившемся СМИ я не стала, потому что сразу же после этого уехала. Мне важней тогда было вылечить друга. И у самой тогда был глубокий шок после случившегося. Меня месяц мучили кошмары, — рассказала 74.ru Астрид Вендландт. — Он (зачинщик конфликта. — Прим. редакции) повредил мне руку. Он нападал на мою пятилетнюю дочь, настроил всех жителей в селе против меня. И дети говорили моей [дочери] Милле, что никто не будет с ней играть из-за её плохой семьи. Они считали, что так как я француженка, то поддерживаю лиц с нетрадиционной ориентацией и хочу пригласить их в Александровку. Но это ложь. Они сами это придумали. Я работаю в модной индустрии, и они думают, что у меня куча друзей-геев. Но у меня таких нет. Им надо было куда-то выплеснуть много агрессии, которая у них была. Поэтому им и надо было драться.

Юрист Виталий Харланов, представляющий интересы потерпевших, в разговоре с 74.ru уточнил, что у Жана Филиппа сломаны рёбра и одна из костей черепа. Рука Астрид, по его словам, до сих пор плохо функционирует. Но у писательницы нет заключения врача, подтверждающего это.

— Они собираются предъявлять иски о компенсации морального вреда и возмещении материального ущерба. Сумму ущерба пока не подсчитывали, — прокомментировал Виталий Харланов. — Я посоветовал им сначала закрепиться хотя бы одним судебным решением и дальше уже в гражданском порядке всё взыскивать. Материальный ущерб будет складываться из перелётов туда-сюда, потому что это очень накладно, оплаты лечения. А моральный вред оценивается индивидуально.

По предварительным данным, речь с учётом текущего курса валюты может идти о сумме до миллиона рублей без учёта моральной компенсации и более. Только за три месяца вынужденного больничного декоратор популярных во Франции кинопроектов потерял заработок в 10 тысяч евро. Тысяча евро у Астрид Вендландт уходит на каждый перелёт из Франции в Россию. Но журналистка не рассчитывает, что действительно сможет что-либо получить от обидчиков. В последний раз француженка прилетала в Челябинскую область на минувшей неделе из-за предполагаемого старта процесса по её делу в Катав-Ивановском горсуде. Но заседание перенесли из-за недостающих в деле материалов, и прилетать во второй раз Астрид не планирует. Представлять её интересы в суде будет юрист.

В полиции результаты проведённой по факту драки проверки не комментируют. По данным 74.ru, нападение на Вендландт признали административным правонарушением по части 6.1.1 КоАП (побои). Правонарушителем по этому делу проходит сосед-бизнесмен. Ему грозит штраф от 5 тысяч до 30 тысяч рублей, либо до 15 суток административного ареста, либо до 120 часов обязательных работ.

По избиению её друга возбуждено уголовное дело по пункту «в» части 2 статьи 115 УК (умышленное причинение лёгкого вреда здоровью, совершённое с применением оружия). Здесь в качестве подозреваемых фигурируют двое парней 19 и 20 лет. Максимальное наказание, которое им грозит, — два года лишения свободы.

— По делу Астрид следователь вчера уточнил, что все документы сдал на исполнение в аппарат суда. Сейчас в суде эти материалы принимают и назначают дату слушания, — рассказал Виталий Харланов. — По делу Жана Филиппа следователь сообщил, что спустя десять месяцев он наконец-то возбудил уголовное дело. Сейчас готовит пакет документов для передачи в суд, но ещё не передал. По моим данным, окончательное обвинение нападавшим ещё не предъявлено. В ближайшие дни копии материалов должны представить мне для ознакомления.

Внятно объяснить полиции, что спровоцировало конфликт, нападавшие не смогли. Сказали, что «не хотели видеть в деревне геев».

— Когда Астрид построила частное жилище в Александровке, начало возникать недопонимание с человеком, который, с её слов, «был первым парнем на деревне», — уточнил представитель потерпевших. — Он считал, что в этой деревне ему всё подвластно. А Астрид вела себя раскрепощённо. Ему показалось, что её семья проповедует однополую любовь. И после попытки поставить её на место, ограничить общение её ребёнка с остальными людьми в деревне они пришли на берег реки выяснять отношения.

Позже молодые люди публично извинились перед Астрид. Попросить прощения у Жана Филиппа фигуранты дела не смогли. Прилетать в Россию после этого случая он больше не хочет. С опаской к жителям деревни сначала относилась и писательница. Но признаётся: бросить свою юрту в Александровке она не смогла и собирается приехать сюда ещё не раз.