Читайте нас где удобно
14 декабря
13 декабря
Календарь
Весь месяц

Обратная связь
Если у вас есть предложения или замечания о работе наших сайтов, вы можете отправить нам сообщение через форму обратной связи.

1 470 000
Копейск г, Жданова ул, д. 29в/2 / 45.0 м2
1 850 000
Копейск г, Кожевникова ул, д. 51/1 / 58.0 м2
900 000
Копейск г, Кожевникова ул, д. 51 / 27.0 м2

В Челябинске из частной школы «Альтернатива» отчислен за плохое поведение девятилетний ученик. Директор учебного заведения уверяет, что никогда не встречала настолько неуправляемого ребенка. Как рассказывают родители мальчика (в интересах ребенка фамилию не публикуем. – Прим. автора), их сын вполне нормальный, просто со своими особенностями, а у учителей платной школы нет желания искать к нему индивидуальный подход. Когда учебное заведение в одностороннем порядке расторгло договор об оказании услуг и исключило ребенка, семья школьника обратилась в суд с иском о возмещении компенсации морального вреда мальчику и его матери – по 50 тысяч рублей каждому.

Челябинский областной суд, рассмотрев законность действий руководства «Альтернативы» в кассационном порядке, встал на сторону родителей и указал, что негосударственная школа не имеет права отчислять ученика, не достигшего 15-летнего возраста. Подробности необычного судебного спора – в материале Chelyabinsk.ru.

Две правды: их и снова их

Ситуация, ставшая предметом разбирательства в суде, произошла в минувшем марте. Тогда за три месяца до окончания учебного года из частной школы «Альтернатива» был исключен ученик третьего класса. Отец «опального» мальчика Станислав рассказал, что специально выбрал для ребенка платное учебное заведение. Однако подход к его сыну в челябинской «Барвихе» был отнюдь не vip-уровня, как в одноименном сериале об элитной школе.

«Наши дети все своеобразные, со своими достоинствами и недостатками. Я отдал ребенка в частную школу, чтобы повнимательнее к нему относились, с учетом его индивидуальных особенностей, как у нас было написано в договоре, – рассказывает Станислав. – Он нормальный ребенок. Ему девять лет, понимаете, в этом возрасте чудовища еще быть не может. В девять лет детьми еще вполне можно управлять, это не 14-15 лет».

Отец не отрицает, что сын совершил проступок. По его словам, в марте позвонили из школы и сообщили: мальчик ругался у доски, что недопустимо плохо. Родители провели с чадом беседу, после которой он пообещал больше так не делать. Но на следующий день, когда третьеклассник пришел на уроки, его не допустили к занятиям. Маму и папу поставили в известность, что с ними расторгли договор на посещение школы. И это несмотря на то, что обучение исправно оплачивалось, а сам мальчик вполне неплохо учился.

«В школе говорят, что он систематически нарушал дисциплину, да и многое другое вам там наговорят. На самом деле, люди с сорокалетним педагогическим стажем по своему профессиональному статусу детей воспринимают уже не как детей, а как предмет, с которым они работают, – считает Станислав. – На наши просьбы оставить ребенка на два-три месяца, чтобы он закончил год, а с первого сентября пошел в другую школу, нам отказали. Буквально дословно директор заявила: «Это моя частная школа, что хочу, то и делаю».

Станислав уверяет, что они с супругой принимают непосредственное постоянное участие в жизни сына. Мама не работает, с ребенком также занимается няня. Учитывая имеющиеся возможности, отец предлагал администрации школы, если учителя не справляются или сын такой негодяй, то пусть до конца года на уроки с ним ходят мама, бабушка или гувернантка.

«На это я услышал в школе ответ: вы будете следить не столько за поведением ребенка, сколько за нами. А что мне как родителю отказано ознакомиться с процессом обучения моего ребенка? – возмущен Станислав. – С ними очень сложно разговаривать – все знают, во всем разбираются. Есть две правды: их и снова их».

В итоге, когда договор на оказание услуг, заключенный до 31 мая 2012 года, был расторгнут, родителям в спешном порядке пришлось устраивать сына в другую школу, чтобы он мог закончить учебный год. А к 1 сентября семья уже взвешенно выбрала учебное заведение, куда и пошел учиться ребенок. Параллельно с заботами об учебе сына, родители обратились в суд за защитой права на образование и компенсацией морального вреда ребенка и его мамы в размере 50 тысяч рублей каждому.

Башмак как аргумент

Директор частной школы «Альтернатива» Валентина Котлярова совсем иначе смотрит на произошедшее.

Директор школы
Котлярова Валентина Петровна

«Ребенок очень сложный, он парализовал работу всего класса. Учителя оттуда увольнялись, дети из этого класса уходили, родители меня атаковали, требуя принять меры, – рассказывает Валентина Котлярова. – Он срывал урок за уроком, бросался предметами, мог снять обувь и бросить учителю в лицо, переворачивал компьютер. Шахматную доску ногами пинал, если проиграет. Он не терпел, если рядом ученик получил пятерку, а он четверку. Кричал, дрался, редко какой урок проходил без его истерик».

По словам директора, в декабре прошлого года, не выдержав поведения маленького агрессора, в школу вызвали его маму и попросили не водить сына хотя бы в группу продленного дня.

«Мы сказали: у вас дома бабушка, нянька, вы сами не работаете – пожалуйста, забирайте сына после обеда. Уж на уроках, ладно, мы еще как-то будем с ним бороться и терпеть, но в продленке он не дает детям работать, весь класс не может выполнять домашнее задание, там постоянные крик и слезы, – говорит Валентина Котлярова. – Мама нам отвечает: ой, я с ним не справлюсь, ой, ему будет скучно, ой мы с ним не сможем делать уроки. А ведь у нас остальные заказчики – это тоже родители и дети, они также платят деньги, и мы обязаны обеспечить им нормальные условия обучения».

После этого разговора в школу пришел папа мальчика, которого не устроило решение администрации запретить посещение продленки. Но оно было окончательным, о чем директор и сообщила родителю.

«После этой беседы папа вышел на крыльцо школы и при детях и воспитателях сказал: «Ну ваша директор и с...», – с трудом сдерживая эмоции говорит Валентина Котлярова. – У меня лежат докладные воспитателей, в которых они изложили эту ситуацию».

В течение следующих месяцев поведение ученика на уроках продолжало ухудшаться, и к марту руководство школы созрело для того, чтобы разорвать договор об оказании услуг, заключенный с его родителями.

В правовом поле

В иске, поданном в Курчатовский районный суд, мама школьника настаивала, что сын успешно осваивал образовательную программу, а администрация школы за совершение дисциплинарного проступка отказала ему в посещении уроков. Женщина считает, что девятилетний ребенок не может быть отчислен из учебного учреждения, и указывала – сын и она в сложившейся ситуации испытали нравственные страдания. Их семья оценила в 100 тысяч рублей.

Представители ОАО «Альтернатива» исковые требования не признали. Суд первой инстанции отказал маме ученика на том основании, что несмотря на расторжение договора, мальчика исключили из школы лишь после получения сведений о его зачислении в другое учебное заведение. Курчатовский райсуд посчитал, что права ребенка не были нарушены.

Истица подала кассационную жалобу в областной суд, который пришел к другому выводу и отменил решение первой инстанции.

«Судебная коллегия областного суда указала, что Законом РФ «Об образовании» не предусмотрено право школы исключать обучающегося, не достигшего 15-летнего возраста, за неоднократные грубые нарушения устава образовательного учреждения, – сообщает руководитель пресс-службы Челябинского облсуда Елена Вериго. – Действие законодательства в области образования распространяется на все образовательные учреждения на территории РФ независимо от организационно-правовых форм и подчиненности».

Иначе говоря, частные школы играют по тем же правилам, что и обычные муниципальные. На негосударственные общеобразовательные учреждения точно так же распространяется Закон РФ «Об образовании», в котором четко сказано, что за неоднократные нарушения устава разрешается исключение только тех учеников, которые достигли 15 лет. И даже тогда отчислить школьника могут лишь в том случае, если меры воспитательного характера не дали результата. При этом решение об исключении принимается с учетом мнения родителей ученика (законных представителей) и с согласия комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.

Облсуд также указал, что частная школа «Альтернатива» нарушила обязательные требования к типовой форме договора об оказании платных образовательных услуг (утверждена приказом министерства образования РФ от 10 июля 2003), включив в его содержание пункт о своем праве отказаться от исполнения договора при нарушении обучающимся законных интересов других школьников и работников учреждения, препятствии нормальному осуществлению образовательного процесса.

В Челябинской области зарегистрированы 18 негосударственных общеобразовательных учреждений. Из них 13 – это сугубо частные школы и пять – учебные заведения, находящиеся на балансе РЖД. Девять частных школ расположены в Челябинске и четыре – в Магнитогорске.
Данные министерства образования Челябинской области

«Изолирование ребенка от остальных учащихся его класса и фактическое исключение его из школы в нарушение установленного законом порядка, и, как следствие, смена места обучения, безусловно, причинили ребенку и его матери нравственные страдания, – озвучивает выводы кассационной инстанции Елена Вериго. – Учитывая фактические обстоятельства дела, и принимая во внимание, что после расторжения договора с ответчиком ребенок в достаточно короткие сроки поступил на обучение в другую школу, суд счел возможным взыскать со школы в пользу истицы и ее сына по пять тысяч рублей».

По большому счету этим решением областной суд не только расставил точки над «i» в конкретном споре, но и на будущее дал указание частным школам избегать какой-либо самодеятельности, напоминая о существовании законодательства, обязательного для всех. Общеобразовательные учреждения не имеют права избавляться учеников, какими бы неудобными те ни были.

Что же получается, педколлектив школ (как частных, так и государственных) – заложник сложных учеников, которые свободно могут терроризировать классы и учителей?

«Что значит «заложники»? Они профессионалы и должны с ними работать, – убежден министр образования Челябинской области Александр Кузнецов. – Если ребенок не нарушает уголовное или административное законодательство, то естественно надо с ним работать воспитателям, а кому еще? Неужели с этим мальчиком родители могут заниматься лучше, чем профессиональные учителя или воспитатели? Я бы на месте педагогов все-таки выяснил причину такого поведения ребенка. Наверняка это не злой умысел, а, возможно, какие-то соматические или психологические нарушения в его развитии. Надо продиагностировать, выяснить, откуда взялась такая агрессия или гиперактивность, выработать соответствующие рекомендации в части обучения.

С девятилетним-то сам бог велел работать! Я считаю, что люди непрофессионально поступили, отчисляя девятилетнего ученика, потому что методов педагогического воздействия, работы с ребенком достаточно большое количество. Нужно было подключить, если сами не справляются, специалистов районного управления образования, психолого-медико-педагогической службы, областного центра диагностики и консультирования. Служб-то полно, которые занимаются подобного рода детьми, надо с ними связываться и работать».

Мария ШРАМЕНКО
Комментарии (211): Уважаемые родители! ЧОУ... далее


Страницы:  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20  >> последняя





Новости партнеров