Читайте нас где удобно
15 декабря
Календарь
Весь месяц

Обратная связь
Если у вас есть предложения или замечания о работе наших сайтов, вы можете отправить нам сообщение через форму обратной связи.

11 000
Академика Королева ул, д. 35а (Тополиная аллея) / 43.0 м2
11 000
Победы пр-кт, д. 388а (магазин Прииск) / 43.0 м2
30 000
Университетская Набережная ул, д. 88 (Тополиная аллея) / 60.0 м2

Андрей Николаевич, вам интереснее кем быть сейчас, на данный момент: политтехнологом или хозяйственником?

–Ну я думаю, в том статусе, который у меня есть на сегодняшний день, эти вещи неразделимы между собой, поэтому я с удовольствием занимаюсь вопросами, которые связаны с развитием политических процессов, но ещё в большей мере мне нравится заниматься вопросами сельского хозяйства.

Как же вы допустили, что Михаил Юревич прорвался к власти, закрепился и рвётся дальше?

– Когда речь шла о формировании базовых критериев восприятия Юревича обществом. Я принимал в этом самое активное участие. Другой вопрос, что на каком-то этапе рабочие контакты и контроль за ситуацией отчасти были потеряны, но лишь отчасти, потому что в конечном итоге кто бы что ни говорил, последние пять лет работы Юревича можно связать с реализацией тех задумок и идей, которые были сформированы губернаторской программой, в том числе и при моём участии. Несмотря на то что мы уже работаем здесь более десяти лет, я считаю что у нас есть мотивация, и потенциал к развитию ещё не исчерпан, мы постоянно генерируем и реализуем новые идеи. Это в том числе последствия политической конкуренции.

Вот это «мочилово», которое раздаётся с телеэкранов средств массовой информации под контролем Михаила Юревича, вы называете ласковым словом «конкуренция»?

– Я не хотел бы так много времени уделять нашим взаимоотношениям, потому что люди, к счастью, у нас гораздо умнее, и это показывают и интернет-форумы, и отклики на все эти публикации, чем те пиар-менеджеры и, скажем так, заместители Михаила Юревича, которые пытаются им навязать какую-то мякину в голову. То есть реально люди все прекрасно всё понимают, поэтому, когда тема однообразная, когда за деньги тех, кто обокрал область, медиаимперия Михаила Валерьевича постоянно льёт грязь там на меня, на всех остальных – это же как бы становится уже очевидным. Я для себя поставил цель: всё-таки сформулировать для себя более конкретные цели и предметы, нежели борьба или конкуренция с Михаилом Валерьевичем.

Вы бы очень хотели, чтобы Михаил Юревич уехал на губернаторство в Астрахань?

– Меня этот вопрос не очень волнует, я вам скажу откровенно. Я знаю, что у него никаких шансов нет стать губернатором Челябинской области. И я убеждён в том, что эти полномочия за собой сохранит наш губернатор – Пётр Иванович Сумин, у которого для этого есть всё: и потенциал, и здоровье, и время, и способности. Поэтому кадровые перспективы моего извечного оппонента меня мало волнуют. Мне сейчас абсолютно не интересно: в Астрахань он едет там, тьму тараканью или ещё куда-то. Я думаю, что в любом случае в этом будет и плюс и минус, потому что слишком неоднозначна эта фигура для того, чтобы радоваться его уходу и наоборот сочувствовать тем, кому «повезёт» иметь такого губернатора или даже мэра, вот и всё.

Какие шансы у Петра Ивановича остаться в 2010 году губернатором Челябинской области?

– «Успокойтесь», по крайней мере ещё лет пять в области губернатором будет Пётр Иванович Сумин.

Мэр областного города, являющийся постоянным противником строительства в Челябинске метрополитена, получает свой контроль «Челябметростроя». В чём дело?

– Ну, во-первых, я бы не сказал, что Юревич постоянно является оппонентом, и его позиция меняется, как ветер в мае. Сегодня, когда произошло изменение настроения, и город высказал желание самостоятельно реализовать этот проект, губернатор сказал: «Ну, хотите, давайте берите и занимайтесь». Получится – выиграют от этого все: и город, и губернатор как родоначальник этой идеи, и Юревич. Не получится, значит, никто не помешает вернуть контроль за ситуацией под область, и тогда будет окончательно видно отношение города к строительству этого объекта.

Андрей Николаевич, а как вы оцениваете уровень коррупции в областном правительстве?

–Я думаю, что на сегодняшний день его можно оценить как невысокий. Одна из причин, почему у нас невысокий уровень коррупции, – это принципиальная позиция самого губернатора. По крайней мере в отличие от многих других регионов, вы сегодня не назовёте какие-то фирмы, близкие, как обычно говорят, губернатору, какие-то проекты, в которых лично заинтересован (ну, я имею ввиду корыстные интересы и так далее) губернатор.

Вы руководите сельским хозяйством и при этом контролируете такой бизнес-актив, как «Равис». Вы считаете это нормальным?

– Я не контролирую бизнес-актив, такой, как «Равис». Я не являюсь там председателем совета директоров, мне не принадлежат акции этого предприятия.

Ну просто в «Рависе» трудятся ваши дети.

– В «Рависе» не трудятся мои дети. Мой сын трудится в «Межрегионгазе», заместителем начальника отдела, дочь у меня сидит сейчас в декретном отпуске. Если у губернатора дочь работала в Челябэнерго, это же не значит, что он владелец Челябэнерго.

Я просто много и часто общался с политиками и чиновниками самого высокого ранга и регулярно спрашивал у них: ну, расскажите, что же у вас все-таки в собственности? 90% из них отвечают: вы загляните, я в налоговой декларации всё указал, а там на жену записано всё, на сына, и только один человек сказал мне: у меня есть в собственности это, это, это, это… Это был Михаил Юревич. А вот, Андрей Николаевич, а у вас что в собственности?

– У него прохождение было такое просто, он пришёл из бизнеса, и у него всё реально. У меня на сегодняшний день в собственности: дом, загородная дача, была машина, сейчас я её продал, гараж, участок земли, по-моему, всё. Если вы считаете, что у меня ещё что-то в собственности есть, то это большое заблуждение, потому что с точки зрения и формальной, и юридической, и закона, до тех пор, пока что-то, что вы подозреваете, не перейдёт ко мне в собственность – это не моя собственность. И здесь всякие как бы ну спекуляции или там махинации, они просто неуместны, потому что собственность – это то, что у человека законным образом оформлено, всё остальное – это ???, будь это на дядю, на тётю и так далее, в любой момент всё это можно потерять, потому что это не собственность, это – отложенные права, которые могут состояться, а могут не состояться.

Вас не достала шумиха по поводу дела продкорпорации?

– Есть такая поговорка: «громче всех держите вора» кричит вор. Когда некоторые каналы и СМИ, причём определённого совершенно хозяина начинают рассказывать свои сказки – ну раз послушали – интересно, вот, разоблачили коррупционера Андрея Николаевича, да, два, а на третий раз люди начинают понимать, если бы что-то было, то Андрей Николаевич был бы там же, где Тимашов.

Вас в своё время СМИ и слухи откровенно говоря прочили в губернаторы Курганской области. Никакой подоплёки в этом нет?

– Абсолютно. Меня сплавляют уже много раз и куда. Есть базовое понятие такое: где родился, там и пригодился. У меня есть своя жизненная линия, и я вот по ней иду уже много лет. Имею ввиду работу в команде Сумина. И это не заранее придумано, и не потому что шеф прочитает, надо его заранее лизнуть, да. Это отношение сформировалось ещё на уровне родителей, условно говоря, потому что шеф очень хорошо знал моего отца, и меня до глубины души тронуло, что он, как правило, не очень посещает все эти дела, но то что он пришёл с ним проститься…и я хочу сказать, что это действительно не высокие слова для меня.

Андрей Николаевич, а что вас связывает с Равилем Ахтамьяновым?

– Я знаю, что есть такой человек, да, я знаю, что он имеет отношение к делам фонда, который я давным-давно покинул, причём покинул под криминальным давлением, и кто бы что ни говорил, это произошло после того, когда в меня стреляли, когда я 4 месяца находился в реанимации, и после выхода из больницы, сделав первые попытки вернуться к делам фонда, получил серьёзное предупреждение по телефону о перспективах своей будущей жизнедеятельности, если можно так выразиться. Поэтому, как бы всё, что сейчас придумывают по этому поводу – это не больше чем спекуляция и провокация. А повод – очевидный, то есть реально самый лучший способ защиты – это нападение. Сегодня многие городские чиновники боятся возбуждения уголовного дела по роднику. Насколько мне известно, работа правоохранительными органами в этом направлении проведена огромная, а последнее решение суда, признавшее незаконным выделение земли, в том числе и по соображением серьёзного ущерба, нанесённого городу, оно сегодня ставит всех и власть, и правоохранительные структуры перед выбором. Вот много разговоров о борьбе с коррупцией, вот интересно, что же будет в итоге?

То есть состоится решение о возбуждении уголовного дела или нет? Если нет, значит, существуют двойные стандарты, значит, мэру можно самому себе по дешёвке продавать землю, строить торговый комплекс на землях, предусмотренных для дороги, там, и не соответствуют генплану и так далее. Реально жесточайшая идёт борьба за то, чтобы те действия, которые очевидно идут на грани закона или противоречат ему, не получили оценки правоохранительных структур. Ведь когда мы говорили о том, что арбитражный суд, например, как-то однозначно поддерживает город в ситуации с «ЮНИИПОКом, никто ведь тоже плакатов против Коротенко не вешал. Понимаете, да? А весь город говорил о том, что все решения однозначно принимаются в пользу городской администрации. Так что стоило принять одно-единственное или там несколько решений, которые идут вразрез с решениями, принятыми тем же Юревичем, и сразу можно мочить председателя суда с помощью плакатов?

А почему Коротенко смог занять гражданскую позицию?

– Потому что бесконечно выглядеть человеком, который управляется со стороны мэра или чего, я не думаю, что это хорошее украшение имиджа любого руководителя, любой правоохранительной или судебной структуры. Все-таки главное в их деятельности – это максимальная равноудалённость, как говорил в своё время президент, да, и сохранение объективности и авторитета соответствующего суда, структуры и так далее.

Кто такие Седой и Курганский?

– Если Седой – это Рябченко, да, и Кузенков, который сейчас в наркоконтроле, это два человека, которые участвовали в спецоперации по спасению господина Юревича от заказного убийства, понимаешь? И он этим людям обязан жизнью. И вот у него есть такая особенность интересная, он очень не любит быть кому-либо обязанным, тем более жизнью. Наверное, с этим и связана его такая позиция яростная по отношению и к Рябченко и к Кузенкову, которого он обвиняет в организации чуть ли не наркотрафика и так далее. То есть вообще для меня это не является открытием, важно, чтобы другие люди понимали, что в этом как бы психологическая особенность нашего мэра. Он всегда стремится отодвинуть или унизить, или прибить тех людей, которым во многом по жизни обязан. Обязан жизнью и обязан карьерой, обязан экономическими достижениями, так устроено. Не обсуждаем эту тему, всё это высосано из пальца и всё это является реакцией на работу правоохранительных структур по изобличению коррупции в городской администрации. Всё это очевидным образом, понимаешь? То есть реально, когда ещё там работали по Мезенцову, по другим товарищам, это как бы ещё втихую проходило, но когда замахнулись на самого Юревича, вот реально начали нервишки сдавать. Вот и всё.

Андрей Николаевич, что вам Пётр Иванович подарил на день рождения?

– Букет цветов и книгу. Челябинская область. Последнее переиздание. Губернатор дарит её самым как бы ну… И плюс у нас есть традиция: мы на подарки скидываемся между собой, вот в последний раз по 1000 скидывались на юбилей одного министра вот, реально. Так вот я думаю, что участие губернатора есть вот и в аквариуме. Рыбки – мои, а аквариум мне подарили коллеги.

А вы что подарили Петру Ивановичу на день рождения?

– Не помню… Я не думаю, что это что-то там сверхъестественное. Цветы и достаточно скромный подарок.

Андрей Николаевич, у вас 3 месяца назад родилась внучка. Как себя ощущаете в роли дедушки?

–Очень позитивно! Статус деда мне очень интересен. Плюс в том что появляются на свет внуки – нас это здорово поддержало в связи с тем, что ушёл из жизни мой отец, то есть похоронили, помянули, но в городе невмоготу сидеть, пришёл на работу , губернатор тоже выгнал, сказал: что ты тут болтаешься? На даче дочка как раз с внучкой, и как раз взглянул на неё и понял, что смысл-то жизни как раз в том, что одни приходят – другие уходят.

Как у вас взаимоотношения с тем же вице-губернатором Дятловым? Можете ли вы себе позволить дружеские отношения, допустим, после работы рюмочку выпить?

– Да я не считаю это проявлением дружеских отношений, если честно. Совместные мероприятия у нас случаются – дни рождения и другие поводы и так далее. Но сказать, что внутри заместителей есть какое-то чрезмерно дружеское общение или что мы чуть ли не каждый день лобзаемся в дёсны – я этого не скажу. Есть нормальные уважительные отношения.

Ваш бывший коллега сейчас на киче, не было желания передать передачку какую-нибудь, не интересуетесь, как там дела у Тимашева?

– Не было желания и не передавал. Человек и так серьёзно находится в ущемлённом положении, поэтому побыстрее бы у него всё это закончилось и дай Бог. Потому что у него маленький ребёнок ,и никому не пожелаешь в таком возрасте и с такого кресла слететь.

Андрей Николаевич, оцените свободу слова в Челябинске.

– Как и в любом обществе она носит ограниченный характер. Кто платит – тот и заказывает музыку. Реально свободы слова в таком вот чистом рафинированном понятии, на мой взгляд, не существует. Но конкуренция элит, она там, вернусь к началу разговора, она позволяет, появляется информация, которая не прилизывает её, а делает освещение этих ситуаций многосторонним.

Видеогруппа сайта 74.ru: Наталия ФОМИНА, Михаил ВЕКСЕЛЬ
Комментарии (295): МЮ Губернатор! Круто! Нам... далее


Страницы:  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16  >> последняя





Новости партнеров